Ласкаво просимо

до електронної бібліотеки Інституту журналістики

Головна || Законодавча база || Навчально-методичні комплекси || Наукові видання
Праці викладачів || Студентські роботи || Різне


Октава

Яна Слесарчук

[...дорожное...]
Мы становимся прошлыми,
отпеваемся загодя
лебедиными гимнами
лишь перстами дотошными
четки дней перетряхивать
смыслы снов перелистывать
были - юными, чистыми...
только блеклыми листьями
осыпается судорожно
глянец с лиц недокрашенных
маска плачет за маскою
безутЕшно... безУдержно...

[...реверс...]
В поисках новых впечатлений,
Старые остаются воспоминанием -
Покрытые копотью сомнения,
Переходят в обыденное осознание,
Остаются на кромке,
На грани застывшего мозга -
Оцинкованной свежей порцией
Архисобытий,
Заsaveленным рукотворным раем.
В поисках новых измерений,
Старые вдоль и поперек измеряны.
Доверчивость воском стекает в уверенность,
Тает бессмыслицей -
Ведь ища новые смыслы
Мы безвозвратно теряем старые,
Умные наши мысли,
Заменяя их такими же умными,
Обкатывая их опытом...
Молотом
по черепной коробке -
стучится робко
скребется кошкой
маленькое сомнение
Дегтевой червоточинкой
В вишнево-медовой бочке
Вместилище новых веяний....

[...минутное...]
От чаянья неведомого знака,
что свистом стали сердце б разорвал
на крик и клич осоловевшей чайки,
влюбленной отчего-то в соловья -
сыграем в жизнь и выпадет ничья,
опять, в который раз, в который праздник,
мне отчего-то хочется привал,
прибой, отбой, отшиб себе устроить
чтоб было трое - море, ты и я...

И с криком обескрыленная чайка
по дегтевому морю проплыла...

[...фатальное...]
Горели звезды тусклым ширпотребом
Воняли реки – не Полынью! – тиной…
Нам на двоих осталось только небо
Затянутое вязкой паутиной
Безумцы начинали свистопляску,
А мудрые – толпу кормили хлебом.
В почетной круговой (и ржавой) связке
Нам на двоих осталось только небо
Играли тризну, отпевали веру,
Надежду вместе с ней покрыли пеплом,
А сверху – всеблагой, последней мерой
На нас смотрело отрешенно небо.
Стебется Шут и учит мудрый Ребе -
и все труднее быть самим собою –
Ведь на двоих осталось только небо,
Расколотое надвое грозою

[...сольное...]
Оно не скучает - серое тоскливое небо над городом
Изредка сочится дождем, чаще - снежной
сукровицей.
Нежно
- мягкой отцовской рукой -
гладит острые дома
Зима
старая новогодняя шлюха
слякотно-морозными утрами
ноет под окном
разгорается небо закатными кострами
плачут карнизы редкими сосульками
сверху - и вниз
смотрит серыми всепонимающими глазами -
ни хрена, вообщем-то, не понимая
пуская на самотек
оставляя
(аминь!!!)
приглушая в себе - и ныне, и присно, и на веки веков
К черту!
Только белесый пух кружится по ночным аллеям
Над городом
Серое небо -
умирает от скуки...

[...тля...]
Сидящей под дождем кошке
Безумно хочется курить
Но никому не приходит в голову
Щелкнуть зажигалкой перед нахохлившейся мордочкой.
Гуляющую под луной кошку,
Отчего-то порою тянет к домашнему очагу
Но какой дурак откроет перед ней двери,
Всем известно -
кошка сама по себе...

[..силуэт...]
бросив вызов гулкой пустоте -
бликом, криком, плачем, стоном, снежкой
я стоял. а он касался нежно
незаметных черточек, нате-
льных-льняных узоров. И снимал -
слой за слоем, нерв за тонким нервом,
стон за стоном, и надежду с верой,
лик за ликом... близился финал

Я устал. И свечка - оплыла.
В полумраке невесомых теней
Мы стояли - Я и он - в смятенье
Я - и Я. Пустые зеркала.


© Інститут журналістики. Усі права застережені
Посилання на матеріали цього видання під час їх цитування обов'язкові