Ласкаво просимо

до електронної бібліотеки Інституту журналістики

Головна || Законодавча база || Навчально-методичні комплекси || Наукові видання
Праці викладачів || Студентські роботи || Різне


Утро понедельника

Ян сидел на стуле и, напрягая глаза и мышцы шеи, сосредоточенно смотрел на холодильник. Он сидел, слегка подавшись вперёд и упёршись предплечьями в колени. Что его так заинтересовало в белой, прохладной и слегка выпуклой поверхности? Если приблизить лицо так, чтобы почти коснуться её носом, белизна кажется бесконечной. И – вечной.

Этот странный образ возник у меня в голове утром, ещё под одеялом, когда я, по своему обыкновению, пыталась вырвать у мучившей меня кошки обрывки сна. В такое время я то и дело проваливаюсь в полузабытьё, и иногда сквозь эту неуловимую грань полусна (эдакая я пифия!) некоторые вещи очень настойчиво просятся на бумагу. Так было и сегодня. Не то чтобы Ян со своим холодильником просились настойчиво, но во всей этой слегка абсурдной сцене было что-то такое, отчего я сразу поняла: с моей любовью ко всему комичному не описать это нельзя. К тому же вся она была так выразительно чёткой, что описание не составило большого труда и не пришлось изводить свой орган фантазии.

Меня мучила загадочность всей позы человека, вперившегося в холодильник. Может быть, он надеялся, что решение чего-то, над чем он бился битый час, всплывёт вот так, само собой, как у Менделеева таблица? Например, ему понадобилось взять какой-нибудь жуткий тройной интеграл. Или он делал гимнастику для глаз – он ещё более близорук, чем я, а уж я-то наслышана обо всех этих чудодейственных упражнениях. Или у него проблема и он не знает, что делать. Скажем (о нет!), переживает разрыв с любимой девушкой. Да, скорее всего так и было. И вообще, мало ли чего человеку вздумается пялиться на холодильник? Может, он подозревает поломку или пытается разгадать назначение загадочного слова «МИНСК».

Мне пришло в голову, что если бы он хотел увидеть… о тщеславная мысль! ... МЕНЯ… то тогда я согласна становиться идеальной, то есть держать себя в железных тисках воли, пытаться быть ХОРОШИМ человеком, добросовестно учиться, заниматься ненавистным спортом, и даже конспектировать всю книжку Антоненко-Давыдовича. Наверняка я немножко сошла с ума с тех пор, как видела его (Яна) в последний раз. В таком случае я сходила с ума по чуть-чуть уже как минимум раз семь. Значит, в конечном итоге я сумасшедшая. Вот к какому заключению можно прийти в результате борьбы с кошкой (которая, кстати, получается отчасти моим соавтором!) А я, похоже, с сегодняшнего утра буду верить, что сегодня утром Ян далеко отсюда, в своём старинном и древнем городе, рисовал меня своим воображением на дверце холодильника. А почему бы и не верить, если это принесёт ощутимую пользу и я таки законспектирую весь учебник?


© Інститут журналістики. Усі права застережені
Посилання на матеріали цього видання під час їх цитування обов'язкові